Новости
3 декабря 2017, 18:57

Учитель Татьяна Беленкова: «Самый большой минус ЕГЭ — жесткие условия, в которые поставлены дети»

Как изменилась система образования за последние 40 лет, почему в современной школе и учить, и учиться одинаково тяжело cherinfo рассказала бывший учитель химии Татьяна Беленкова. Стаж преподавателя — 37 лет, последние годы Татьяна Беленкова работала в школе № 11, в мае 2017-го вышла на пенсию.

— Татьяна Дмитриевна, можете сравнить свои школьные годы с жизнью нынешних школьников?

— Я училась в 12-й школе. У нас были замечательные педагоги, я до сих пор многих помню. Учиться было интересно, но мы тоже не любили домашние задания. У нас было много внеурочной работы. Тогда активно работали октябрята, пионеры, комсомольцы. Для многих нынешних детей это странные и незнакомые слова, но мы все стремились стать пионерами, октябрятами. Если у кого-то были проблемы в учебе, то перед вступлением в пионеры старались подтянуться, исправить оценки. У каждого пионерского звена было свое направление: культурно-массовое, спортивное… Мне кажется, когда есть организация, детям интереснее. Помню, у нас завуч по воспитательной работе организовывала праздники и в школе, и в ДКС, а мы их вели перед огромной публикой. Я была членом городского комсомольского штаба. Помню, у нас была операция «Радость детям»: зимой в выходной день, когда дети еще спали, мы пошли в детский дом и построили во дворе снежный городок, раскрасили его гуашью. А когда дети пошли на прогулку, то увидели эту красоту. Сейчас воспитательная работа больше направлена на общегородские мероприятия.

— Ученики советских лет и нынешние сильно различаются?

— Не скажу, что дети сильно изменились. Трудяги и лентяи, ответственные и оболтусы были раньше, и сейчас они есть. Если ребенок чувствует, что к нему относятся с добротой и вниманием, что его хотят научить, а не просто поставить двойку, то он будет стараться. У меня ребята никогда не обижались на двойки. Потому что понимали — заслуженно. А я всегда готова объяснить непонятное и дать возможность исправить эту двойку. Это было и 30 лет назад, и в последний год моей работы. Сейчас, может, дети стали самостоятельнее. У них больше возможности из-за интернет-ресурсов: проще найти дополнительный материал, они лучше ориентируются в областях, о которых раньше дети и не знали. Но те, кто желает учиться, учится в любые времена и эпохи.

Трудяги и лентяи, ответственные и оболтусы были раньше, и сейчас они есть.

— Что лучше для выпускников — экзамены по билетам или ЕГЭ?

— Раньше, когда сдавали экзамены по билетам, я делала так: изучили тему, проводим по ней самостоятельную, закрепляем. И так с каждым материалом. И дети были готовы сдавать экзамен. Да и на экзамене бывает всякое: ерунду какую-то забыл, замкнуло, а учитель одним словом направил, и порядок — вспомнил и успешно сдал экзамен. На ЕГЭ такое невозможно. Сколько бы ни говорили о плюсах ЕГЭ, но самый большой минус — жесткие условия, в которые поставлены дети. На единый госэкзамен выносится много материала, который в базовой программе не изучается. На уроке я могу давать только то, что есть в учебнике. В школах с углубленным изучением химии предмет начинается с шестого класса. К 10—11 классу проводится по пять-семь часов в неделю. А в обычной школе — лишь два часа в неделю. При этом экзамен дети сдают одинаковый.

— Что делать выпускникам школ, где нет углубленного изучения предметов?

— Есть элективные курсы: мои ребята еще час дополнительно занимались химией и сдавали экзамен хорошо. Но часы электива и количество детей ограничены. Должно быть не менее 12 учеников. Если наберется меньше 12 человек, электив в школе не откроют. Можно пойти в профильную школу, но их в городе две-три, и там тоже ограниченное количество учеников… Это касается многих предметов. В результате родители нанимают репетиторов — не потому, что учителя плохие или не хотят учить. У них просто нет возможности.

— Сейчас почти в каждой школе своя учебная программа. По-вашему, это правильно?

— Я пришла в школу 1980 году и отработала 37 лет. Когда начинала, были единые программы в стране. Они менялись, но в какой бы город ребенок ни переехал, он учился по тому же учебнику и по той же программе. Новая школа — это стресс, но перенести его было легче — ведь в учебе ничего не изменилось. А когда совсем другие учебники, дети учатся по другой программе — это двойной стресс. Так сейчас и обстоят дела. Раньше была одна программа и методические пособия с тематическим планированием. Учителя по этим пособиям составляли конспекты уроков, в зависимости от уровня класса. Мы что-то меняли, но не радикально. Но планирование по темам было единым, что очень важно и для детей, и для педагогов.

— Как вы считаете, электронный журнал — добро или зло?

— Сейчас до урока нужно разработать рабочую программу с пояснительной запиской, требованиями базового стандарта, межпредметными результатами. Затем по всем классам нужно составить огромные конспекты. Раньше все это готовили специалисты институтов, а не педагоги. На это уходит куча времени, которое я могла бы посвятить ребенку, который болел или плохо усвоил тему. Вместо этого я печатаю пачки рабочей программы, конспекты уроков, потом это все нужно занести в электронный журнал. Раньше у нас был один журнал для оценок. Теперь параллельно нужно заполнять электронный. С одной стороны, это прогресс. Но я как-то спросила у десятиклассников, смотрят ли их родители электронный журнал. Руки подняли только два человека. А времени у учителя это занимает море: на уроке его заполнять не успеваешь, на перемене тоже. Поэтому в конце рабочего дня берешь шесть-семь журналов (если столько было уроков) и вносишь все в электронный журнал.

— Родители нередко жалуются, что в школе нужно постоянно на что-нибудь сдавать деньги. Почему, по вашему мнению, так происходит?

— Сейчас даже консультации по предметам заставляют проводить платно, потому что, как говорят, школа должна зарабатывать сама. Школы финансируются, но выделяемых денег на все не хватает. Ноутбуки вот постепенно выходят из строя, а денег на их ремонт не предусмотрено. Или порвался линолеум, или дверной замок сломался, или штукатурка облетает детям на головы… Мне, учителю, эти проблемы не решить. В советские времена я бы пошла к завхозу, все бы отремонтировали. А сейчас с нас спрашивают, что мы за каникулы сделали в своих кабинетах. В нашей школе администрация лояльная, а в других, знаю, выставляют претензии. Не на свои же деньги учителю ремонтировать класс! Но сдавать деньги никого не заставляют, учителя могут лишь обратиться к родителям с просьбой, а те начинают жаловаться. И они правы, не у всех есть финансовая возможность. Школа оказывается меж двух огней.

Я как-то спросила у десятиклассников, смотрят ли их родители электронный журнал. Руки подняли только два человека.

— Как вы считаете, регулярная аттестация учителей необходима?

— У меня неоднозначное отношение к этому вопросу. С одной стороны, подтверждение квалификации или повышение категории — это правильно. С другой стороны, педагог для получения категории должен набрать кучу баллов. Нужны публикации, доклады, отчеты — кипа документов! Если баллов не набирается, аттестацию на категорию не пройти. Но если специалист ранее аттестовался на конкретную категорию и продолжает работать хорошо, то почему нельзя ставить последующие аттестации автоматом? А вместо сбора документов можно заниматься с детьми.

— Учительский труд оценивается по достоинству?

—Думаю, учителей надо чаще награждать, поощрять, и не по квоте — столько-то грамот мэра и не больше. Раньше «ветерана труда» можно было получить, отработав 25 лет, потом — 35. А сейчас, если ни одной награды нет, то хоть 55 лет отработай, «ветерана труда» не получишь. Пусть государство не может нас обеспечить достойной зарплатой, тут наша администрация ничего сделать не может. Но хотя бы в этом вопросе можно помочь учителям, чтобы на пенсии они могли получать доплату или льготу.

— Почему вы стали педагогом?

— Я пошла по маминым стопам. Мама начинала работать учителем начальных классов в детской колонии в Карелии. Это было после войны. В классе у нее были мальчики от восьми до 15 лет, а ей было 18. Я за свою учительскую практику и на БАМе поработала. Там школа была маленькая, в классах по три-четыре ученика, ни пионервожатого, ни библиотекаря нет. Я кроме химии вела биологию, пионервожатой бесплатно работала. Моя подружка вела русский язык и литературу и библиотекарем была. Мы работали с утра до ночи, но было очень интересно. Помню, как мы на БАМ добирались: ехали на поезде где-то неделю, проехали Сибирь, Байкал… Поезд часто делал остановки, иногда в лесу. Выходим — а там грибов… А потом остановились прямо на берегу Байкала, и все бегом в озеро…

Людмила Макарова

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg